О СУДЬБЕ ВРЕМЕННЫХ ПОЛИГОНОВ И ПЕРСПЕКТИВАХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ РЕФОРМЫ В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

Фото пресс-службы ООО «Магнит»

ЧТО БУДЕТ С ОМСКИМИ МУСОРНЫМИ СВАЛКАМИ, ВОЗМОЖНО ЛИ УВЕЛИЧЕНИЕ ТАРИФА ЗА ВЫВОЗ ТКО — НА ВОПРОСЫ «ВЕСТЕЙ» ОТВЕТИЛ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР РЕГИОНАЛЬНОГО ОПЕРАТОРА ПО ОБРАЩЕНИЮ С ТКО «МАГНИТ» ДМИТРИЙ ТРЕТЬЯКОВ 

В студии программы «Актуальное интервью» исполнительный директор регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами «Магнит» Дмитрий Третьяков. Тема — мусорная реформа, реконструкция мусорных полигонов.

Вопрос: Давайте начнём с самого острого вопроса, который волнует жителей села, что мусор в последнее время не оставляют на городских полигонах, а отправляют в районы. На последней программе «Диалог с Губернатором» был по этому поводу видео вопрос. Жительница Колосовки его задавала. Итак, почему разрешили вывоз омского мусора на свалки в районах?

Ответ: Вопрос очень острый. Мы с коллегами из Минприроды уже выезжали в несколько районов, в том числе и в Колосовку, откуда поступил этот видео вопрос в программу «Диалог с губернатором». Буквально за три дня до прямого эфира мы там были и удалось своими глазами увидеть, как это выглядит на самом деле. Удалось пообщаться и с гражданами, и с депутатами.

Откуда эта ситуация возникла, как она сложилась в Омской области, из-за чего (ведь в начале реформы этого не было), и только в последнее время поток мусора из Омска стал направляться в районы. Начнем с законности такой процедуры. Существует основной документ — в любом субъекте РФ, этот документ по транспортировке отходов. Для нас, как для рег оператора, это наше ТЗ, по которому мы должны обеспечивать нашу работу. Точка «А» отходы забрать, точка «Б» их обработать (на мусоро-сортировочном заводе), точка «С» — захоронить. Это «буква закона» её нельзя нарушать, все потоки отходов должны быть регламентированы, нет здесь никакой вариативности. И мы, как регоператор, не можем выбрать, ехать ли нам в Колосовку, Марьяновку, мы действуем согласно утвержденной схемы. Территориальная схема утверждается в регионе Министерством экологии и природных ресурсов.

До некоторых пор (до начала реформы) в регионе действовал всего один легальный объект для захоронения отходов — небольшой сельский полигон в Называевске, способный принять 20 тысяч тон. А всего в Омской области на этот момент производилось более 1 млн тысяч тонн отходов. До начала реформы даже большие городские свалки не имели статус легальных полигонов. У нас находились так называемые «площадки временного накопления». Это законные формы накопления. Мы как регоператор, накапливали мусор, но есть регламент, который не позволяет использовать площадки временного накопления длительный промежуток времени.

Область видела эту проблему. Министерство природных ресурсов провело огромную работу с федеральными структурами по легализации этих свалок. Существует 303 постановление Правительства, которое позволяет всем нашим коллегам, в том числе в других регионов, незаконные свалки, которые существовали 30, 40, 50 лет назад, в том числе и свалки в Омске: Кировской, Ленинской легализовать. Для этого собирается огромный пакет документов, согласно экологическому законодательству, проверяется соответствие всем нормам — барьеры, дизванны, скважины. Эти документы были собраны по всем объектам, находящимся в Омской области. Часть объектов попали в перечень законных — их 13 штук (на фото), все они расположены в районах Омской области.

Что же касается городских свалок, городе также все объекты были поданы, и Ленинская, и Кировская свалки для легализации согласно новым нормам ФЗ на включение в 303 постановление Правительства РФ. Но есть Омский аэропорт, есть охранные зоны. Мы все помним историю с кукурузным полем, есть законодательство, которые нас обязывает не ставить свалки в непосредственной близости с аэропортом. Аэропорт Омск Центральный находится в центре города. Оба объекта — и Кировский и Ленинский, находятся на удалении, не достаточном для того, чтобы получить законный статус. Именно поэтому с 2021 года эти объекты минимизированы для захоронения отходов и фактически запрещено на них накопление, а тот поток отходов, который в Омской области имеется, равномерно распределён по тем объектам, которые получили законный статус. У каждого из узаконенных объектов есть свой лимит, какой-то объект способен законодательно, по бумагам принять 20 тысяч тонн, какой-то 30. Есть объекты на 50 тысяч тонн.

Важно! Сейчас идет дополнительная работа, подаются пакеты документов на новые объекты.

Вопрос: Очень многие жители региона заметили, что летом множество свалок горело. Почему?

Ответ: Почему они горели? Потому что объекты были не законные. Объекты находились без должной охраны, к сожалению, есть категория людей, которая ищет металл, обжигает его, противопожарные требования не соблюдаются. Существуют технологии пересыпки техногрунтом. На таких, незаконных свалках, этими процедурами охранными никто не занимался. Скважины, дизбарьеры, другие защитные конструкции — все это не позволяет зайти огню из вне. Всё это отсутствовало. А вот когда полигону получили официальный статус, когда на них зашли операторы, уже сегодня там работают специальные контролеры, уже сегодня вход на эти свалки строго регламентирован. И те люди, которые раньше могли себе позволить жечь месталл, сейчас туда просто не зайдут.

Вопрос: А вот вы говорите, что эти регоператоры могут установить свой тариф. Означает ли это, что после организации новой работы полигонов, что этот самый тариф регорепатора увеличит стоимость традиционного тарифа за вывоз мусорных отходов.

Ответ: Тариф регоператора это такой «бутерброд» — в нём есть несколько составляющих. Самая большая составляющая — транспортировка отходов, ГСМ, зарплата водителям. В этом году у нас открылся второй мусоросортировочный комплекс — Ленинский. Часть затрат регоператора на сортировку и переработку мусора увеличилось в 2 раза. Как и мощности по обработке. Если раньше регоператор обрабатывал около 200-сот тысяч тонн отходов, сейчас это уже 400 тысяч тонн. Безусловно, некоторое увеличение тарифа будет, ну если условно, это 1 или 2 рубля, мы говорим не о большом поднятии тарифа, а о возможном, с учетом затрат и задач. Во первых, ужесточение контроля и недопущение горения свалок. Это базовое условие, которое 10-ки лет не бралось во внимание.

Вопрос: А что будет с теми свалками, которые существуют, но не вошли в число легальных?

Ответ: Это хороший вопрос. Рассмотрим Калачинск, как пример. Первая заявка города была отклонена, потом был пакет доработан и Калачинск в итоге зашел. Сейчас ведется работа по повторной подаче документов на те объекты, которые не вошли. А вот другой пример, Полтавка. Там свалка очень небольшая, находится около лесной зоны. Невозможно этот объект включить в легальный перечень. И вся нагрузка ложится исключительно на местные власти. А вот на легальных полигонах ситуация в корне обратная. За объектом ведется уход, сохраняются все нормы экологического законодательства. И даже если сейчас там увеличивается поток мусора в том числе и из Омска, ущерб эта свалка наносит минимальный по сравнению с тем, что происходит на нелегальных мусорных полигонах. По сути, теперь есть крайний, с которого можно спросить, в том числе и прокуратуре. Появился ответственный, который отвечает за законность работы объекта. Второй момент, 303 приказ Росприроднадзора регламентирует работу мусорных полигонов. У нас есть 2 года, чтобы ликвидировать и рекультивировать легальные свалки после их выработки, и уничтожить нелегальные. В той же Колосовке их около 40-ка. Огромное количество отходов накопилось до реформы. Эти отходы все еще лежат, их нужно собрать, в этот легальный объект транспортировать и захоронить. Кроме того, получив поток отходов из других населенных пунктов, Колосовская свалка впервые вышла за статус муниципальной. Впервые 40-лет отходов, которые там копились, это более 400 тысяч тонн стали не просто головной болью Колосовки и местного бюджета, а уже затраты на уровне региона, федерации. Ведь чтобы просто рекультивировать свалку в будущем необходимо около 10 млн рублей. Таких денег не будет, конечно, в местном бюджете. Получив возможность этот полигон узаконить, мы получаем возможность его качественно содержать и утилизировать в будущем. Этот объект вошел в федеральную программу «Чистая страна». Это федеральные деньги по ним сегодня уже есть перечень двух объектов Омской области, это Центральная свалка, Советская. Уже происходит проектирование и за федеральный счет эти объекты будут рекультивированы. Следующие объекты — это Кировская и Ленинская свалки в Омске. В той же Колосовке в 2023 году будет выделены средства на рекультивацию свалки. А отходы города будут направлены в Тавричанку. Всего в Омской области будет три объекта в р.п. Таврическое, Красная Тула и Северный объект в Таре. Эти комплексы — крупнейшие заводы по переработке мусора. На 100 кг мусора, которые будут «заходить» в завод, захоронению будет подвергаться только 50%. Остальные отходы будут идти на вторичную переработку. Пусть, который выбрала Омская область не по сжиганию, а по переработке мусора, на мой взгляд — это наиболее правильная и европейская практика.

Я надеюсь, что наши коллеги из Минприроды будут продолжать эту работу и по нелегальным свалкам, не прошедшим процедуру легализации, чтобы эти объекты были под контролем, в том числе и контролирующих органов. Тогда можно будет рассчитывать и на федеральные средства и на работу со стороны регоператора и в дальнейшем будут рекультивированы за счет федеральных средств.

Вопрос: Если в Омск, формально, нельзя завозить мусор, то внутри Омска его можно складировать, перерабатывать?

Ответ: Тут нужно немного пояснить. Захоронение отходов — это технология, когда мусор по сути, испытав некоторые специальные процедуры, остается на том месте, где он находится. А вот сортировка, это совсем другой процесс, с другим регламентом. Два завода, которые находятся в Омске — это закрытые ангары. Здесь происходит исключительно сортировка мусора, выбираются полезные фракции, стекло, пластик, бумага, полимеры, металл, отходы прессуются и увозятся на те объекты, где они будут захоронены. Получается, после сортировки из Омска мусор перевозится на заводы, обрабатывается, грузится в крупногабаритные машины, и едет на объекты где захоранивается и размешается.

Вопрос: Какие количество Омского мусора могут принять эти два мусоросортировочных комплекса?

Ответ: Омск производит 500 — 600 тысяч тонн отходов. Эти два комплекса способны обработать 400 тысяч тонн отходов. Мы сегодня приблизились к очень хорошим показателям, мы гордимся этим. Мы надеемся, когда эти комплексы выйдут на необходимую мощность мы приблизимся к показателям 10-12 процентов отбора. Почему это очень важно, потому что у нас в Омской области существуют ручные сортировки. А во таких больших заводов и комплексов автоматизированных почти нет. Их в России единицы. Будет работать ведущая мировая оптика, из Германии, Америки, оснащенная лазерами. Лазер определяет — где находится бутылка, где банка, где находится полимер, а струя воздуха отбрасывает отход в нужную сторону. Таким образом, уменьшается количество сортировщиков, следовательно, в долгосрочной перспективе нагрузка на тариф уменьшается.

Мы только в начале реформы. Япония проводила реформу 10 лет, Германия — 8 лет. Еще 2 года назад в Омской области половина населения не имела доступ к контейнерам.

Вопрос: Будет ли пересматриваться тариф для жителей села. Ведь большое количество биомусора они либо сжигают, либо используют в своих подворьях.

Ответ: Здесь есть несколько точек зрения. К примеру, и в селе — сарай разобрать, доски вынести. Есть тоже определенное количество отходов. И когда мы пытаемся сказать, что у нас на участке есть гумусная яма, мы тоже немножко лукавим, иногда с собой. Конечно же частное хозяйство тоже вырабатывает отходы. Но здесь точка будет поставлена очень скоро. У нас сейчас происходят замеры, нормативы новые. Уже три сезона, насколько мне известно, РЭК Омской области, как заказчик этой работы измерил, осталось только измерить один сезон. И все экспертные мнения, все обсуждения, они у нас уже будут подытожены, с замерами. Мы получим цифры, сколько горожанин производит мусора, сколько производят мусора в селе.

Вопрос: Открытие таких крупных мусоросортировочных комплексов означает ли это, что мы должны отказаться от сортировки мусора дома?

Ответ: Существует две мировые модели по сортировке мусора — европейская и американская. Европейцы пошли по пути домашней сортировки мусора и очень долгое время 8, кто-то 10 лет, шли к этой технологии, вкладывали огромное количество денег. И сегодня они действительно создали ту модель, в которой население научилось сортировать мусор на 4, на 5 категорий. Американцы пошли по этому пути, поработали 2 года и поняли как очень прагматичная нация одну простую вещь. Сегодня возьмем площадку на территории Омской области, которая есть. Сюда приезжает автомобиль, который собрал мусор, одна единица, она приехала, она забрала мусор, завод отсортировал мусор на 12 категорий. Поверьте, даже я или вы, когда возьмем пластик, мы не сможем отличить пэт, полипропилен. С одной стороны, это просто. Брось пластик в этот контейнер, с другой — это контейнер. Он должен доехать до завода, должен попасть на линию, и должен досортироваться. В любом случае, этот логистический путь будет нужен. К тому же к каждому из этих контейнеров должна приехать своя машина — логистика, люди, трудозатраты и все эти машины едут на тот же самый завод, где по конвейеру продолжает идти мусор и досортировывается. Американцы приняли другую модель. Мы сделаем качественный завод один — там в конце. Не будем увеличивать затраты на технику, на логистику, на машины, довезем весь мусор туда и там разложим на идеальные 12 фракций. На мой взгляд, этот опыт более прагматичен.

Давайте будем честными, мы только научились работать с контейнерами. Простите за эту правду, но когда мы говорим, давайте научимся делить мусор на 5 фракций. Буквально пол года, как у нас закончились стихийные свалки на перекрестках, у столбов. Огромную работу провела Омская область. Мы как регоператор пытались сказать — не нужно ставить мусор та, где не надо. Да. Это было привычка, да, так было 20 лет. Человек выходил в частном секторе, ставил свой мусор к забору, а дальше кто-то мимо проходящий выбрасывал мусор. Появились контейнеры. Контейнерный парк в Омской области увеличился. Регоператор купил 15 тысяч контейнеров. Сегодня огромное количество средств выделено на покупку контейнеров со стороны области. Мы сегодня научились свой мусор доносить до контейнеров. Это уже огромный прорыв.

Дальше, вторая стадия, давайте попробуем тот мусор, который в контейнерах, довести до завода и качественно переработать. На мой взгляд, когда это заработает, когда мы к этом привыкнем, мы сможем разделять отходы хотя бы на 2 вида — сухая фракция и мокрая, это действительно будет то, что можно будет назвать оптимизацией. Это то, что можно будет назвать помощью со стороны населения. Потому что мокрая фракция идет совсем на другие комплексы — это компостирование, это органика, это производство удобрения. Сухая фракция идет на завод, чтобы в дальнейшем уже уйти на переработку.

Вопрос: Почему берут плату за мусор в квартире, в которой я не живу?

Ответ: У людей, конечно, в этом случае обострено чувство справедливости. Да, действительно, некоторые задают вопрос — почему я живу в Кормиловке (к примеру отправляем детей учиться), они снимают квартиру в Омске и хозяин квартиры для них выставляет свой счет за мусор. А ведь они у нас прописаны в Кормиловке. Они там платят. Как бы люди считают, что получается задвоение. Это не совсем так. Я объясню почему. Потому, что для семье, студента, который живет в Кормиловке можно сделать перерасчет (354 постановление Правительства), причем задним периодом. Если сегодня студент придет в ОЭК, представит документы, что в этот период он не жил в Кормиловке, я имею временную регистрацию в Омске (это можно сделать в общежитии), то ему оформят перерасчет. И те пол года, когда он получал свои счета в Кормиловке, будет перерасчет.

Не будем лукавить, что у нас 90% даже якобы закрытых квартир используется. Чаще всего там либо живут родственники, либо квартиранты. Платить дважды действительно не правильно и не нужно, поэтому мы всех призываем, если у вас действительно есть объект, если там живут люди, все что нужно сделать, это их там оформить, чтобы человек не платил дважды за одну и ту же услугу.